Допечатная подготовка. Лучший способ обучения

 

Люди не хотят читать книги, FAQ, форумы, задавать вопросы и получать на них ответы. И это правильно, потому что учиться на чужом опыте – это не наш метод. Поэтому данный способ обучению допечатной подготовке, на наш взгляд, является лучшим, несмотря на всю его банальность и очевидность.

На основании собственного опыта можем сказать, что лучше всего обучает допечатной подготовке запоротый тираж. Причем с тяжелыми моральными и материальными последствиями.

На практике это происходит приблизительно следующим образом. Вы отдаете макет в случайно подвернувшуюся под руку типографию, потом, не углубляясь в содержимое пачек, передаете тираж заказчику. После некоторой релаксации над свежеполученными деньгами и мечтами о покупке новой компьютерной мышки, следует звонок от заказчика и приглашение на приватную беседу при лампах дневного света. Вдохновляясь грядущими перспективами сотрудничества, Вы мчитесь, алчно трепеща крылами в предвкушении очередного заказа с пустым мешком для денег наперевес, ан нет. Вместо светлого будущего Вас начинают возить лицом по свежеотпечатанному тиражу, царапая свежую краску щетиной. И при этом задают всякие неприятные вопросы, в основном начинающиеся со слов «А почему…».

Допустим, невинный вопрос ребенка «А почему трава зеленая?» в устах заказчика может звучать угрожающе, особенно если учесть, что это не трава, а пшеница, притом спелая. Ну и на коронный вопрос всех времен и народов «А почему лица такие красные» лучше даже не пытаться отвечать со всей прямотой обидными намеками на алкогольную тематику. Потому что красная рожа по жизни – это нормально, а красная в тираже – это оскорбление личности.

К сожалению, этими вопросами дело зачастую не ограничивается. В итоге всех этих монологов задаются два заключительных вопроса всех вопросов, волнующих всю прогрессивную общественность уже не первую сотню лет: «Кто виноват?» и «Что делать?». Второй вопрос является риторическим и ответа не требует, потому что если его задают, то уже понятно, что тираж придется перепечатать. С учетом замечаний, так сказать. Первый же вопрос следует воспринимать так: «Кто за это все заплатит?».
Итак, финансовый вопрос неотвратимо встает на повестке дня, и претендентов на его решение есть, увы, всего два: типография («козлы позорные, бракоделы, да я их ща на тряпки порву») и собственно Вы, ага. И вот Вы вместе с заказчиком, который уже исчерпал весь лимит вежливости и напоминает забытый на огне чайник, отбываете в типографию с целью поиска крайнего или хотя бы левого полусреднего.

Вы и не подозреваете, что самое страшное впереди. Потому что в типографии сидят люди матерые, у каждого по два полиграфических образования, в руках увесистый томик с нормативами и ГОСТами, и к тому же их больше. И они ответят заказчику, почему пшеница в этом году уродилась зеленая. И найдут файлы, которые Вы им сдавали в печать, и утомленный ночными сменами боец препресса будет вяло возить пипеткой по малиновой роже на мониторе и цедить непонятные слова про мадженту, которая зашкаливает. И так далее, и так далее. Про обрезы и поля, про линеатуру и треппинг, про завышенную для заказчика цену тираж и про Вашу квалификацию будут говорить долго и с особым наслаждением. В общем, они ответят на все вопросы, в том числе и на последние два.

Так Вы попадете на бабки, покупка новой компьютерной мышки отложится на неопределенный срок, но, может быть, после этого Вы начнете внимательнее относиться к странному термину «допечатная подготовка». Читать книжки. Задавать вопросы. Ездить на печать тиражей. И усваивать полученную информацию.

После третьего-четвертого перепечатанного за Ваши деньги тиража Вы либо сможете говорить с работниками типографии на одном языке и пытаться отстаивать свою правоту (и иногда это даже будет получаться), либо плюнете на весь этот полиграфический дизайн. И, наверное, будете правы, потому что в жизни существует масса более прибыльных и не столь нервных занятий.